Ролекс Дуайта Эйзенхауэра(с)

Ролекс Дуайта ЭйзенхауэраИнтересная жизнь

В этот год аукционных рекордов и сенсаций, когда самые редкие артефакты извлекались на торги из частных коллекций и уходили за фантастические суммы, одного лота часовые коллекционеры ждали с особым нетерпением. 18 сентября на аукционе RR в Бостоне был представлен золотой Rolex Ref. 4467 Datejust, принадлежавший 34-му президенту США Дуайту Эйзенхауэру.

Его нынешний обладатель, бывший агент ФБР и коллекционер американских артефактов Рейли де Гир Эмикс был готов уступить хронометр не меньше чем за миллион долларов. Правда, дело тут вовсе не в деньгах, а в хорошем отношении.

«Это хорошая история вот, пожалуй, и все, что ямогу сказать об этих часах» — в<стиле Форреста Гампа в течение всего лета комментировал предстоящий аукцион Бобби Ливингстон, пресс-секретарь бостонского дома RR. В истории есть действительно что-то по-американски милое. «Мистер Рейли», как все называют одного из крупнейших коллекционеров в стране, прожил хорошую интересную жизнь. После армии поступил в ФБР, работал помощником самого Эдгара Гувера, доставлял секретные послания в Белый дом, где лично встречался с Эйзенхауэром, Джонсоном и Кеннеди. Победил рак. С детства коллекционировал значки и монетки, потом стал увлекаться подписанными фотографиями знаменитостей и, наконец, пришел к мысли собирать личные вещи американских политиков, спортсменов и астронавтов.

Он никогда не был одержимым коллекционером, маниакально выслеживающим тот или иной объект. По признанию самого мистера Рейли, интересные вещи сами попадали к нему в руки, практически волей случая. Сейчас мистеру Рейли семьдесят шесть лет, и он хочет дать экспонатам своего собрания новую жизнь, так сказать, отпустить их в широкое плавание. Именно поэтому для продажи одного из самых известных в мире хронометров Rolex и еще около сотни предметов, связанных с президентским бытом (например, письма Кеннеди, бинокль того же Эйзенхауэра или хирургический набор Линкольна), он выбрал не Sotheby или Christie, а практически академический аукционный дом RR, известный в основном в американской музейной среде. Сам мистер Рейли не особенно увлекался часами и со многими экспонатами расставался без колебаний. Но Rolex Ref. 4467 Datejust он бережно хранил более тридцати лет.

«Когда я впервые увидел эти часы, понял, что они бесценны. Великий человек смотрел на них по нескольку раз в день. Они были свидетелями исторических решений. На аукционах постоянно выставляют часы известных спортсменов или актеров, но этот экземпляр с ними даже нельзя сравнивать», — говорит Рейли.

Пожалуйста — интимный объект американской истории. Входной билет — миллион долларов. Он и есть настоящий Форрест Гамп. Юбилейный стопятидесятитысячный хронометр Rolex. Его владельцами были глава государства и кухарка. Вот и все, что можно сказать об этих часах.

Rolex Ref. 4467 Datejust был выпущен в 1951 году специально в подарок будущему президенту США Дуайту Эйзенхауэру. На самом деле он стал далеко не первой жертвой маркетингового гения главы Rolex Ганса Вильсдорфа. Тот давно оценил влияние персоналий на популярность своей марки, и одна из стратегий, появившаяся в конце Второй мировой войны, прямо была нацелена на то, чтобы создать Rolex имидж часов президентов.

Первый такой экземпляр, юбилейный пятидесятитысячный хронометр Rolex (еще с ручным заводом), Вильсдорф вручил в 1944 году главнокомандующему швейцарской объединенной армией Анри Гизану. Через четыре года уже стотысячный Rolex отправился на Даунинг-стрит в дар значительно более известному и харизматичному персонажу Уинстону Черчиллю.

Поэтому уже наслышанный о репутации марки генерал Эйзенхауэр с радостью принял третий юбилейный релиз Ref. 4467 Datejust с автоматическим заводом, в золотом корпусе и золотым же браслетом. По его просьбе на задней крышке были выгравированы инициалы DDE, а также выбита дата назначения Эйзенхауэра главнокомандующим войсками НАТО.

С этими часами на руке генерал был запечатлен на обложке журнала Life в 1952 году. Президентом США Эйзенхауэр стал через год, и золотой Rolex благополучно пережил с ним оба срока. Известно, что швейцарская компания дважды забирала часы в ремонт. Первый раз практически сразу после вручения, летом 1951-го: генерал ухитрился сломать диск даты, играя в гольф. Второй раз, уже в 1954-м, выяснилось, что Эйзенхауэр из-за близорукости не может рассмотреть все ту же дату в окошке и постоянно спрашивает у своих помощников, какое сегодня число. В Rolex сразу же установили в окошке фирменную лупу, а заодно заменили заводную головку на более надежную. В таком виде Ref. 4467 и сохранился у Эйзенхауэра вплоть до его смерти в 1969 году.

Любимые часы он завещал своему старому другу, сержанту Джону Моани, служившему у него денщиком еще в Европе. Наконец, после смерти самого Моани часы достались его вдове Долорес, которая к тому же была личной кухаркой Эйзенхауэров, служила у них в Белом доме, а затем и в поместье в Геттисберге. В этом качестве с ней и познакомился Рейли, поскольку, собирая артефакты, связанные с первыми лицами американской политики, опросил более сотни служащих Белого дома и их потомков. Каково же было его удивление, когда среди наследства поварихи на пенсии он увидел хорошо знакомый золотой хронометр с инициалами.

Жизнь как она есть

Когда этой осенью часы Эйзенхауэра оказались на аукционе, его устроители не сомневались, что у Ref. 4467 Datejust есть все шансы превзойти майский рекорд Christie  в 1,2 миллиона долларов за Oyster 1949 года и стать самыми дорогими часами Rolex в истории. Однако реальная история оказалась куда скромнее. Когда ставки едва перевалили за четыреста пятьдесят тысяч долларов, Рейли Эмикс снял часы с торгов.

Часовые специалисты тут же бросились анализировать причины неудачи. Вспомнили и про многочисленные ремонты и замены деталей. И про то, что хоть это юбилейная и президентская, но сама по себе далеко не самая редкая модель Rolex. И, кстати говоря, весьма поцарапанная усилиями американского президента, так что полмиллиона за часы в таком состоянии — очень даже неплохой результат, гласил вердикт коллекционеров.

«Какого черта, — сказал мистер Рейли. — Я сам видел, Дуайт Эйзенхауэр смотрел на эти часы. При чем здесь деньги и царапины? Лучше я и дальше буду хранить их для истории».

История, безусловно, того стоит.

Источник snob.ru